Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
В особо извращенной форме
 
- Скажи, Маг, вот я знаю, что ты не любишь Ханса Андерсена и Рея Бредбери, а почему?
- Все просто: они без юмора, а стало быть, по большому счету, не добрые.
- Ну, это спорно...
- Ой ли? Помнишь сказочку "Полено"? А у Бредбери - "Все лето в один день"?
- Ладно, ладно... Я тут одну историю хочу тебе рассказать... Как пример моей ... эээ... впечатлительности!
- Дело было все в том же 1989 году, и все в том же Новом Свете, в Крыму. Райское местечко! Кстати, в досоветское время поселок так и назывался - Парадиз! Ну так вот... Как-то я обратил внимание на огромных кур, бродивших по садовым участкам местных жителей. Спросил у квартирохозяйки. Говорит, это такая местная порода. Буквально годовалая птица, а уже размером с хорошего индюка! Ну я и замыслил - угостить себя, патриота двенадцатиперстной кишки, подругу и соседей по квартире, что мы снимали, изысками кулинарии! Отправился на базарчик и... И узнал, что птиц этих продают исключительно живьем!
Ладно, выбрал самых здоровенных... Ты не поверишь: одна, как помню, весила четыре с половиной, а вторая - целых пять кило! Воистину - страусы-недомерки! Кое-как доволок их до
 
  
 
дома. Там внизу, у входа стоял специальный такой пенек. Мне хозяйка уже давно объяснила, что это для разделки мяса. Соквартирники, да и другие соседи собрались смотреть на процесс убиения. Впрочем, ничего особенного не произошло. Дамы с демонстративным ужасом закрывали глаза ладонями, мужики гнусно подначивали: "И часто ли мне приходилось рубить головы пленным?"
Через пару часов куры были отщипаны и разделаны. Меню предполагалось такое: четыре порции "котлет по-киевски", четыре порции "цыплят табака", две порции фаршированных горлышек, штук много рубленных котлет, тазик печеночного паштета и казанок куриного бульона, коий потом можно по-разному ингредиировать!
- Маг, а ты умеешь делать "котлеты по-киевски"? Вот я знаю, ты ведь эту историю наверняка потом в виде рассказика напечатаешь? Мой совет: включи туда рецепт этих котлет! Хоть какая польза будет! Ладно, не сердись!
- Так вот... Грудных мышц у куры, как и положено, две пары: наружные и внутренние. Их нужно аккуратно разделить и легонько отбить. Если нет специального молотка, то хоть бутылкой! В зависимости от размера, кладешь на большую мышцу одну-две чайные ложечки сливочного масла... О! Тут варианты возможны! Масло можно смешать с самыми разными начинками: куриным фаршем, сыром, грибами, укропом, луком, сельдереем, даже отваренной фасолью! Но называться это тогда будет - "Котле-де-воляй"! А в "киевскую" - только слегка подсоленное сливочное масло!
Сверху накрываешь эту начинку малой мышцей и заворачиваешь в виде такой "груши". Можно с одной стороны кусочек косточки от лапы вставить.
-Теперь слушай дальше! Смешиваешь два куриных яйца с равным количеством молока, взбиваешь и окунаешь туда наш полуфабрикат. Вынимаешь и обсыпаешь... Можно натертыми на мелкой терке белыми сухарями, а можно просто манкой. Снова обмазываешь... Кстати, я когда-то от самого Леонида Александровича Маслова узнал потрясающее по звучанию слово - льезон! Это вот эта смесь для обмазывания так называется! Скажи, шикарно звучит? ЛЬЕЗОН!!!
Да... Значит, обмазывать и обваливать нужно не менее трех раз. Потом поймешь, почему! А полуфабрикат теперь отправляется прямо в морозилку! Аж на час минимум! За это время можно начистить гору картошки, салатики всякие сотворить, а то и печеночным паштетом заняться.
Час пролетел, ставишь на огонь кастрюлю, заливаешь туда растительное масло - любое, кроме подсолнечного, и хорошенько разогреваешь. Вынимаешь из морозилки "отморозков" и прямехонько во фритюр! Не более трех-пяти минут! Иначе масло внутри них растает! Потом вынимаешь, кладешь на тарелку и... на двадцать минут в духовку! Теперь понимаешь, почему панцирь должен быть прочным? Ну вот и все!
 
  
 


Однако, вернемся к моему приключению! Саша Горкин притащил по такому поводу кувешку - знаешь, что это такое? Это недобродившее шампанское. Его тогда из-под полы можно было сколько угодно раздобыть. Ну и уселись мы вкушать вкушаемое! Мясо нежнейшее! Сок извнутри течет - бальзам для пищевода! Нектар эпикурейца! Услада гастрофила! Поэмы и оды можно писать! Что? Ты абсолютно точно угадал! Полковник посидел-посидел, вышел в свою комнату и через минут десять-пятнадцать принес листочек:

Кто даст теперь истории ответ,
Чего она ждaлa,o чем мечтала,
Чем дорог для нее был Новый Свет,
И что она пред смертью прокричала?

Кто может заменить ее тoмy,
Koмy она была всего дороже?
Неповторима жизнь. И потому
Уж заменить ее никто не сможет.

В последний миг увидели глаза
Небесный купол, вогнутый, как блюдце.
И светлая прощальная слеза
На них еще успела навернуться.

Предсмертный взгляд на пламенный закат,
На кипарис, на дом, где жил Голицын...
Но сжал тебя жестоких рук захват
И ты забилась трепетною птицей...

Подруге доля выпала твоя...
И как это не стыдно мне - поэту ,
Из вас двоих бульон хлебаю я,
Ем киевскую вкусную котлету.

И плачу! Да, таков уж Новый Свет -
Сегодня птица ты ,а завтра ты - паштет!

 
  
 

(Шарж С.Иоффе.1989.Новый Свет.Крым)
Посидели мы, поболтали и отправились переваривать пищу богов в горизонтальных положениях: "И снится страшный сон Татьяне..." Лично мне казалось, что я уже и не сплю! Расскажу то, что я видел и ощущал.
В комнате полумрак. Сквозь окно подмигивают звездочки. Прелестная сентябрьская крымская ночь. Тяжесть в желудке как бы улеглась. Рядом тихонько посапывает очаровательное создание. Кайф! Тут раздался какой-то шум, вроде как белье кто-то отхлопывает перед тем, как на веревку повесить. Гляжу, на бортик балкона уселась прям таки огромная птица. "Альбатрос наверное", - подумал я. Ах, Магнум, ты себе не представляешь, как трудно быть материалистом! В каждой, даже простой, сказке искать физику-химию...
Птица издала клокочущий звук и... Ну да, да - человеческим голосом... Или может телепатически...
- Ты убил мою самку! И съел! Теперь она внутри тебя и ты будешь моей подругой! Переворачивайся! - и огромная когтистая лапа потянулась ко мне с балкона.
Я вспомнил, что радом на тумбочке должен был лежать большой кухонный нож, которым мы резали арбуз. И уже когда когти впились мне в грудь, я нащупал его и рубанул по лапе! Птица покачнулась и упала вниз. Я поднялся с кровати, сходил в ванную, протер раны, к счастью не очень глубокие, сделал укол противостолбнячной сыворотки и растворился в крепком и глубоком сне.

- Ну? Что скажешь? Не веришь, да? Тогда слушай окончание истории! Утром подруга сгоняла в магазинчик, поскольку молочные продукты довольно быстро раскупали. И вот какую новость она принесла. Ту женщину, что накануне продала мне двух подружек-кур, спозаранку обнаружили лежащей во дворе дома с выбитыми глазами и вдрызг разодранным горлом! В ужасе я вылез из-под одеяла и сел на кровати.
Что это? - с круглыми от изумления глазами спросила подруга, показывая на меня. - На моей груди зияли четыре свежих раны! Что, Маг, все еще не веришь? Тогда вот, смотри! - Академик расстегнул рубашку :

* * *
© Copyright: Magnum, 2005 Свидетельство о публикации ?2506290189 (РФ)© Перевод со скандинавского - Волли фон Пеннер. 2005. (Tallinn. Estonia)
© Стихотворный текст Alex V.Gorkin - Professional Private Investigators Association of Colorado . USA. 1989.
Памяти Александра Владимировича Горкина: http://www.johncooke.com/gorkin.htm
© Рис. Juriy P.Listovnitschiy (Marburg, Deutschland)


 
Magnum - автор электронного журнала Проза.ru www.buran.ru UA-RU Переводчик - Uaportal.com Купи е-книгу