Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Сиська и Какашка
 
Весть о том, что Валерка Капралов провалился в туалет, и как Эрни с Гришкой Суриным его оттуда вытащили, облетела пионерлагерь быстрее ласточки!
А дело было так.
После отбоя и после очередного рассказа Гришки о подвигах "Шерлохомсона", ребята потянулись в туалет. Но так уж случилось, что один из самых маленьких и худеньких - Валерка Капралов - в процессе слушанья, увы, заснул. Проснулся он, когда пацаны из туалета уже вернулись. Страшно - не страшно, но пришлось ему идти по темной аллейке в гордом одиночестве. Он взял фонарик у Сереги Седова и побрел. В туалете Валерка пристроился над одним из отверстий, в просторечии именуемых "очком", но неожиданно поскользнулся и: в мгновение оказался, так сказать, этажом ниже! К счастью, яма была неглубокой, и Валерка провалился чуть выше пояса. Но отверстие! Отверстие светилось довольно высоко над головой: Он попытался схватится руками за край "очка" и тут с горем вспомнил, что еще сегодня утром все его попытки подтянуться на турнике, как и во все предыдущие дни, закончились, увы, безуспешно: Как ни странно, но боязно ему не было: вверху светил Сережкин фонарик. Однако мысль о том, :.что раньше утра:. никто: не придет: и что все это время: ни сесть, ни лечь, ни уснуть:. И Валерка просто заплакал. Он даже не заметил, что плач его перешел в какие-то горестные завывания.
Так прошло несколько минут. Валерка еще раз попытался дотянуться до края "очка":
И тут!
Он услышал!
- Нету его здесь! Давай еще в тех кустах поглядим!
- А смотри, Эрни, фонарик-то там лежит! Валерка-а-а-а! Ты где-е-е-е?
- Здесь я, здесь! - во всю глотку закричал малыш, - Вытащите меня отсюда!
- Ты?! Как?! Туда?! Попал?! - давясь от хохота, всхлипывал Гришка Сурин.
- Поскользнулся! И улетел:
- Ладно, давай руки, - вытащим!
Эрни и Гришка ухватили Валерку за руки и: Не тут-то было! Руки у малыша были слабыми и, к тому же, скользкими.
Тогда Эрни предложил:
- Сделаем так: я сейчас туда спущусь и подтолкну Валерку снизу, а потом ты, Гришка, меня вытянешь! - И не дожидаясь согласия друга, Эрни плюхнулся в соседнее "очко".
Через пару минут пацаны, что есть духу, уже бежали к речке.
- Это Гришка спохватился, что тебя нет! А потом услышали, как ты волка изображаешь!
- Я что, я ничего! Ты бы посидел час в какашках!
Вода в речке была теплая и пацаны, отмывшись от нечистот, еще долго ныряли, плавали, короче - наслаждались свободой. Когда они вернулись в домик, все уже спали. И только утром они узнали, что Серега Седов видел, как они втроем бежали из туалета к речке, всех успокоил и вожатых будить не стали.

Но, как сказано выше, туалетное приключение стало известно всему лагерю! Боря Крылов, правда, распорядился мальчишек не наказывать и вообще на эту тему их не трогать. Эрнина мама - доктор Саарма - тетя Катя - сделала Валерке, Эрни и Гришке какие-то уколы, а плотник дядя Саша приколотил над каждым "очком" такие узенькие досточки, чтобы больше никто не провалился.
На том бы история и закончилась, если бы не острая на язык Нинка Соболева из четвертого отряда!
- Теперь у Валерки будет прозвище - "Какашка"! - заявила она в столовой.
Но и это пролетело бы мимо. Однако пару дней спустя судьба все же свела теплую компанию - Валерку, Гришку и Эрни - (как обычно это бывает - на узенькой тропинке) с этой противной Нинкой! И она изрекла:
- Привет, Какашка!
- Ты чего обзываешься? - Эрни увидел, что глаза Валерки быстро и решительно оказались "на мокром месте". - Сама - хуже, чем сказала!
- Я?! А ты бы вообще молчал, малявка! - и толкнула Эрни в грудь.
Такого мальчик стерпеть не мог! Откинувшись назад, Эрни выбросил вперед руки и: Уткнулся во что-то мягкое!
- Ты чего туда под майку запихала?
- Дурак! - выкрикнула Нинка, покраснела и убежала.
- Ты что, Эрни? Это у нее сиськи растут! - сказал Гришка и тоже почему-то покраснел.
- Вот и будет у нее прозвище - "Сиська", - радостно сообщил Валерка Капралов, - Как меня обзовет, я ее тоже буду обзывать!

Друзья рассмеялись и пошли дальше по своим важным детским делам.

Впрочем, на другой день совершенно неожиданное событие заставило малыша осознать важность всего происшедшего.
- Смотри, Гришка, мы, когда Валерка провалился, убежали на речку, и никто нас не видел! Давай сегодня снова:
- Что?! В толчок провалимся?
- Не! На речку сбегаем после отбоя! Давай, а?

Каково же было удивление малышей, когда они увидели, что на пляже, несмотря на весьма поздний час, было довольно много народу! Притаившись на холмике в кустиках, они стали наблюдать. И тут же вынуждены были, чтобы не выдать себя хохотом, уткнуться носами в песок! По левую сторону холмика в речке плескались Боря Крылов и вожатые, а справа, невидимые своими наставниками, - ребята из первого отряда и девчонки из второго!
- Ну? А мы чего будем делать?
- Чего-чего! Не к вожатикам же идти! Тем более, они вон уже уходят:

Появление малышни старшие восприняли было враждебно. Но один из их компании узнал Эрни:
- Аааа! Это же сын тети Кати! Он из Москвы сам сюда сбежал! Я тогда на воротах дежурил и его не пускал, а он меня так приложил! Нормальный парень!
- А вы чего, уже уходите?
- Не-а! Мы в деревню на танцы сейчас пойдем! Тут недалеко. Прямо за дачами.
- А нас возьмете?
- Эт"можно! Купайтесь по-быстрому и пошли!

Танцплощадку найти было несложно - звуки бравурного фокстрота "Рио-рита" были слышны уже в середине дачного поселка. Кто-то из пацанов предложил нарвать цветов. Гришка Сурин притащил два здоровенных георгина.
- Почему два?
- У этого ножка отломилась, а выбрасывать жалко!
- Давай мне, я его в кепку положу! Точно по размеру будет!

У входа на площадку сидела толстая бабка и лузгала семечки. Парни вошли внутрь, а Гришка, Валерка и Эрни встали рядом с бабкой.
В лагере тоже бывали по вечерам танцы. Но баянист Сема играл только то, что можно! А можно было все "па-де". Па-де-грас, па-де-патенер, па-де-спань, па-де-катр, а самыми веселыми были полька и краковяк. Тут пыль поднималась такая, что дальше партнера ничего не было видно, хотя землю и поливали. Вальс, танго, играли в порядке исключения, а фокстрот - ни-ни!
На деревенской же танцплощадке ничего другого, кроме фокстротов, танго и вальсов вообще не играли! Старшие танцевали парами, а девчонки помоложе - "шерочка с машерочкой". Пацаны в основном толпились у штакетника.
И тут Эрни увидел среди танцующих : да-да: Нинку Соболеву! И что-то ёкнуло в груди малыша, как-то перехватило дыхание: Он вытер тыльной стороной руки внезапно вспотевший лоб. А Нинка тоже его заметила, что-то сказала на ухо подруге и внезапно направилась к пацанам.
- Вот я ее сейчас! - начал было петушиться Валерка. Но Нинка улыбнулась и...
- Пойдем потанцуем, Эрни!
- А куда я георгину дену?
- Да вот, бабушке отдай, она рада будет!
Эрни осторожно вынул из кепки огромный малиново-белый цветок и протянул женщине:
- Это вам! Возьмите, пожалуйста!
И тут малыш услышал нечто такое, что заставило его не только покраснеть (хорошо, что было темно), но и: скажем так, осознать себя мужчиной:
- Ой, касатик, ой, спасибо! Вот, уважил! Чего бы тебе пожелать-то? Вот! Чтоб тебе жена с тремя сиськами досталась!
Странно, но Нинка Соболева в этот раз не смутилась, а только как-то странно вытянула губы в улыбке. Взяла Эрни за руку и они пошли танцевать танго:

© Magnum.2004.(Tartu, Estonia)
© Перевод со скандинавского Volly von Penner. 2004 (Tallinn, Estonia)
© Фокстрот "Рио-рита" исполняет Ян Табачник (аккордеон) и его оркестр. (Украина)
 
Magnum - автор электронного журнала Проза.ru www.buran.ru UA-RU Переводчик - Uaportal.com Купи е-книгу