Предыдущая   На главную   Содержание
 
Эпизод, не вошедший в основной текст. Взрыв!
 
В институтах, вроде того, где трудился Эрни, всякого рода пожары и взрывы - дело вполне обычное. Нет, это вовсе не значит, что на такие события никто не обращает внимания. Совсем наоборот: тут же создают комиссии, обсуждают, принимают меры для недопущения впредь и, разумеется, наказывают провинившихся. Современным читателям, в особенности далеким от физики и химии, небезынтересно будет знать, что и в те, стародавние пятидесятые - шестидесятые, существовали отделы техники безопасности. А главное - Особые отделы, следившие за сохранностью государственных и военных тайн! Важность таких отделов следовала даже из их нумерации. Они назывались - Первые отделы! И если где-то случался взрыв, туда тут же приходили как из отдела ТБ, так и из 1-го Отдела.
Но хватит предисловий! Хотя нет: Вот, на фотографии изображена установка для перегонки жидкостей.
 
  
 
А что? Думаете, только дома делают самогонку? Но в таких серьезных институтах, как тот, где трудился Эрни, перегоняли не брагу, а сложные химические вещества. И случалось, что они взрывались. Именно так и произошло накануне, в вечернюю смену, в лаборатории, где Эрни днем принимал участие в поедании картошки и обсуждении проблем формальной генетики. Утром малыш встретил в коридоре Толстого Николая Ивановича, который куда-то энергично шел. В ответ на приветствие только буркнул:
- Опять у Левки что-то рвануло! Пойду посмотрю.
- А можно я - с вами? - спросил Эрни.
- Марь Федоровна, вы не против?
- Ну, если:
- Вот и хорошо. Посмотришь: к чему приводит шалопайство! Там и Пирумянц уже приехал:
В лаборатории Эрни увидел восседавшего на высокой табуретке академика. Вокруг стояли сотрудники. С весьма жалобными лицами. А на столе перед всей честной компанией лежали:
 
  
 

Тут нужно снова кое-что объяснить. Вот, посмотрите! Это что? Правильно, это обычная кастрюля. Такой нынче никого не удивишь. Называется она - цельнотянутая. Потому, что изготавливают такую посуду способом штамповки. Ну, то есть, выдавливают из листа. Никаких швов А теперь посмотрите на следующую фотографию. Видите швы? Раньше кастрюли делали сваривая лист, а снизу - приваривая дно. Штамповать-то научились только в шестидесятые! Так вот, перед академиком (сейчас поймете, почему мы тут перечисляем ученые степени!), двумя докторами наук и четырьмя кандидатами лежали два листа меди: боковая стенка, разбитая по шву, и донце. Ну, тут все понятно: взрывом кастрюлю, т.е. водяную баню, разворотило на деталиОдна непонятка: посреди дна красовалась дырка! С краями ВНУТРЬ! Но взрыв-то должен был вывернуть все наружу!
 
  
 
И высокоученая публика обсуждала теорию локального вакуума, который как раз и втянул (понимаете, ВТЯНУЛ!!!)металл внутрь!
Пару минут Эрни слушал. Узнал такие звучные слова, как дивергенция и ротор. Опять же вакуум и диссипация. .Потом не выдержал, вынул из-под вытяжки газовую горелку и : (Кому жутко интересно, она называется у химиков - горелка Бунзена) : просто надел на нее донце! То есть повторил то, что сделал взрыв.
В лаборатории воцарилась гробовая тишина. Первой очухалась Катя Мочалина. Она: да: просто захлопала в ладоши! А потом и все остальные! И прозвучала фраза, которую многие помнят по сей день. Пирумянц пробормотал тихонько:
- Что-то я не уверен, что я - академик:

День продолжался.

© Magnum.2009. Tallinn. Estonia
 
Magnum - автор электронного журнала Проза.ru www.buran.ru UA-RU Переводчик - Uaportal.com Купи е-книгу