Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
День четырнадцатый. Полет над Гольдфарбом
 
Появление на улице какого-нибудь мало-мальски знаменитого певца или артиста конечно же не останется незамеченным. Но вряд-ли кто обратит внимание на неброского пожилого джентльмена или стройную седовласую даму, прогуливающихся где-то,
 
  
 
к примеру, по Тверскому бульвару или по Крещатику, хотя их имена известны буквально всем. Увы, мы не знаем в лицо ни Елизавету Савельевну Березанскую, ни Александра Васильевича Перышкина, ни даже грозных Юлия Фомича Мета и Владимира Павловича Моденова
 
  
 
- авторов учебников, по которым учились наши родители, мы сами, наши дети...
Не знал, разумеется, и Эрни невысокого, странно желтолицего, длинноносого мужчину, с которым судьба свела его в эту пятницу. Тем более, что до "знакомства" с ним в школе оставалось еще долгих шесть лет...

Сегодня Эрни был, что называется, весь в нетерпении! Дома к вечеру уже должна была быть его мама! Ей дали выходной! И его ждали так обожаемые им котлеты, баклажанная икра и компот из сухофруктов! А главное - мама расскажет про пионерлагерь!

Свою норму распайки контактов он успел выполнить еще до обеда. А потому предупредил Маришу, что из столовой сразу пойдет в лабораторию к Сашке Горелику. Тот обещал ему показать, как делают всякие штуковины из стекла - сводить к стеклодувам!
..................
..................
Это было просто невозможно восхитительно! В большой комнате стояли рядами столы. За каждым сидел человек. Перед ним стояла такая штуковина, вроде маленькой пушки, из которой с громким шипением вырывалась струя пламени.
- Это называется стеклодувная горелка, - сказал Сашка. - Если в такое пламя засунуть что-нибудь из стекла, то оно становится мягким и можно что угодно лепить. Как из пластиллина. А если внутрь подуть, то можно сделать хоть пузырь, хоть игрушку на елку!
- А разве на тех горелках, что в раборатории ООС, нельзя так?
- Не-а! Вот посмотри!, - и Сашка подвел Эрни к одному столу, где сейчас никого не было., - Зажигают горелку вот так: сначала открывают вот этот крантик, где идет газ... ну, обычный газ, как на кухне,... видишь, пламя спокойное и как у свечки - коптит.... Теперь потихоньку открывают вот этот крантик - тут идет кислород. Он усиливает горение и пламя становиться....
- Ага! Острый ножик напоминает!
- Если хочешь чего сделать, нужно сначала стекло прогреть на слабом пламени, а потом - на сильном. А чтобы не слипалась, нужно туда дуть! Я сейчас спрошу у бригадира - дяди Коли - чтобы разрешил тебе попробовать, а сам пойду в библиотеку. Ладно?

И Сашка ушел. А бригадир - дядя Коля выдал Эрни несколько стеклянных трубочек и предложил для начала их согнуть.
Но, увы, только десятая у Эрни выглядела более-менее нормально! Трубочки упорно не хотели сгибаться аккуратно: то складывались пополам, то трескались, то выгибались в замысловатые загогулины! Эрни подошел к дяде Коле и встал за спиной.
- Что, не получается?, - спросил бригадир.
- Не-а, - грустно ответил Эрни.
- Ну, тогда смотри и запоминай!

Через несколько минут Эрни все понял: и как греть, и когда дуть и самое главное - как гнуть!
- Вот тебе десять заготовок, их нужно точно по середине согнуть под девяносто градусов.... Вот угольник - шаблон, по нему и гни! Ну, сколько сможешь?, - улыбнулся бригадир, - а я тебе что-нибудь из стекла сделаю! Хочешь солдатиков?. Эрни хитро улыбнулся и кивнул.

Получились все десять! Дядя Коля похвалил и начал было что-то еще объяснять, но Эрни заторопился, - его ждала Мариша. Однако в кабинете никого не было. "Зря торопился, - подумал Эрни, - лучше бы еще потренировался гнуть трубочки".
И тут!
В его голову!
Пришла!
Мысль!
"Ведь в лаборатории ООС тоже есть газ, кислород и горелки!!! Только они не такие, как у стеклодувов... Ну и что?! Всего-то нужно кислород подключить!"
 
  
 

Сказано - сделано! Малыш заглянул в дверь той комнаты, где была (как он сам называл) резиденция Толстого НиколайИваныча. За столом, напротив вытяжного шкафа, сидел небольшой, длинноносый дяденька с каким-то желтоватым цветом лица и что-то писал.
- Здравствуйте, - сказал Эрни, а где Николай Иванович?
- Здравствуйте, - ответил мужчина и кольнул Эрни буравчиками глаз - Николай Иванович скоро будет. А вы, наверное, Эрни? Тогда проходите! Вам можно!, - усмехнулся он.
- Я поработаю тут немножко, ладно?
- Да-да, конечно..., - Мужчина уже явно забыл о его существовании.

Эрни открыл ящик с металлическими детальками, нашел тройник - такую трубочку с тремя концами, снял с горелки шланг подачи газа, отрезал кусочек и вставил в месте разреза тройник. Потом нашел еще кусок шланга и соединил тройник с крантиком подачи кислорода. "Вот и все, - подумал он., - Сейчас будем гнуть трубочки!"
Он зажег спичку и открыл крантик газа. Пламя было, как обычно, голубоватое и почти не коптило. "Агаааа! Сейчас мы из тебя как ножик сделаем!" - радовался Эрни и начал открывать крантик кислорода...
Оглушительный хлопок взрыва был настолько неожиданным, что Эрни ничего даже не сообразил! А маленький желтолицый человечек - профессор Яков Лазаревич Гольдфарб (да-да, это был именно он!)
 
  
 
почувствовал, как над его низко опущенной головой что-то пролетело, а перед ним, вместо рукописи ставшего на многие годы знаменитым "Сборника задач по химии для средней школы", материализовался круглолицый, веснущатый ребенок с испуганными немигающими глазами! Веснушки становились прямо на глазах все более отчетливыми, потому что их фон делался все более белым. Глаза Эрни закатились и он тихо сполз прямо на колени своего будущего учителя.

В медсанчасти малыш довольно быстро пришел в себя и увидел, что над ним склонились доктор Фридман Эмилия Иосифовна, профессор Гольдфарб и Мариша. Он открыл глаза, замотал головой от ватки с нашатырным спиртом и спросил:
- Но у них же не взрывается?!
- У кого?
- У стеклодувов!
Все засмеялись, а Гольдфарб сказал:
- Жить будет!
Тут Эрни заметил стоящего в стороне бригадира дядю Колю. В руке у него было несколько стеклянных солдатиков. Эрни попытался соскочить с лежака, но голова закружилась и он остался на месте.
- Сейчас я ему немного прозерина вколю и будет как огурчик!, - сказала доктор Фридман Эмилия Иосифовна.

А через час!
В кабинете Самого Главного!
Шло очень необычное совещание!
- Мальчик несомненно талантлив и мы не имеем права отмахнуться!, - кипятился Толстый НиколайИваныч.
- Ну, взрывы у нас в институте - дело привычное... Хорошо, что этот был чисто акустическим....
- Но это откровенное нарушение режима! А если бы профессор пострадал?!
- Так!, - произнес Самый Главный Илья Петрович, и все притихли. - Я думаю, что решение будет такое: мальчика мы определим в наше Суворовское училище. Судите сами: писать, читать, считать он умеет. Это раз. Свободно владеет немецким языком, плюс, как это говорят, одним из языков народов СССР. Физически крепок. Аааа... Еще и рисует... (Все заулыбались)... Склонности к экспериментам нужно развивать!... Да и с Яковом Лазаревичем знакомство нужно закрепить! Что скажете, профессор?

А Эрни в это время крепко спал на лежаке в медсанчасти....

Так закончился четырнадцатый день Эрни в очень секретном институте.

© Copyright: Magnum, 2006 (Tallinn, Estonia)
Свидетельство о публикации ?2611030231
© Перевод со скандинавского Волли фон Пеннер (Tallinn, Estonia)
 
Magnum - автор электронного журнала Проза.ru www.buran.ru UA-RU Переводчик - Uaportal.com Купи е-книгу