Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
День пятнадцатый. ПожалуйстО!
 
На Совещании в пятницу у Самого Главного решающим оказался вес Эрни - 32 килограмма - и расстояние, которое он пролетел, достигая стола профессора Гольдфарба - 1,1 метра. Сила взрыва была признана небольшой и, по настоянию начальника лаборатории ООС - НиколайИваныча ("Рабочих рук не хватает!... Талантливый парень!... Автор наших изобретений!!!... Нельзя отворачиваться!... Сам Пирумянц от него в восторге!...") , Эрни разрешили ("Но под строжайшим контролем!!!") приходить с Маришей в Институт. А доктор Фридман Эмилия Иосифовна добавила, что за субботу и воскресенье парень вполне очухается:
- Я, как врач, заявляю - ничего, кроме испуга, он не испытал!

Вечером накануне Эрни буквально не отходил от мамы. А когда она (хотя и врач, но таки мама!) стала уговаривать его полежать в постели, он, как бы безразлично глядя куда-то в окно, сказал:
- Лаааадно.... А ты посиди со мной и расскажи про пионерлагерь, хорошо?
- Хитрюга! - хмыкнула мама, но села на край кровати и стала, сначала нехотя, потом увлекшись говорить про линейки, походы, костры, конкурсы, соревнования... Даже показала, как на обычной расческе и папиросной бумаге один мальчик сыграл песенку на слова А. Пришельца и музыку М. Иорданского "У дороги чибис"!
- Это напоминает саксофон, как у Раймонда Валгре, - обрадовался Эрни.
- М-да, джаз он и есть джаз, - задумчиво ответила мама. - Только ты путаешь, Валгре не на саксофоне играл...
Так незаметно пролетело около часа. Эрни задремал и мама пошла на кухню. Но когда она снова заглянула в комнату, малыша уже не было! С балкона было видно, как он с мальчишками гоняет мяч на заднем дворе... Потом они съездили в гости к маминому брату - дяде Мемо, а перед сном Эрни написал письмо папе.
В воскреснье они с мамой должны будут съездили в Мытищи. Там была почта, с которой, и только с которой почему-то, можно было отправлять папе посылки и письма. А утром мама уедет обратно в лагерь.
Эрни немного послушал радио, поставил будильник.... Где-то внутри было грустно, что мама снова уедет, но тут же появлялась спасительная мысль, что завтра - на работу!
.........
.........
В проходной его издалека заприметил бородатый Алеша Галкин и поманил рукой:
- Сегодня мы тут хотим устроить неслыханное хулиганство и ты нам должен помочь! Приходи через два часа на третий этаж главного корпуса, ладно?
И Эрни отправился в лабораторию ООС за схемками для распайки. К половине десятого почти вся работа была закончена, он отнес "готовую продукцию" Толстому НиколайИванычу, получил еще схемки на вторую половину дня, отнес их в кабинет Мариши и отправился, как потом сказал Самый Главный - Илья Петрович, на "встречу заговорщиков"!

Бородатый Алеша Галкин уже ждал его. В одной руке у него был кусочек мела, а в другой - фанерка .
- Вот, слушай, - сказал он. - Мы сейчас напишем объявление, что через коридор проходит пучок радиоактивного излучения - нейтронов из лаборатории, что слева, в лабораторию, что справа! И через него надо перешагивать или перепрыгивать! А потом снимем все это на кино! Вот потеха будет! Завтра должен быть институтский капустник, и мы это кино покажем!

Вскоре все было готово. На стене красовался плакат, а под ним был очерчен кружок, из которого, по идее хулигана Алеши Галкина и вылетали эти нейтроны. Сотрудники подходили, читали и кто как мог, подтягивая штанины, юбки, полы халатов, перешагивали, перепрыгивали... В конце коридора Алеша Галкин колдовал с кинокамерой. И все было бы хорошо, если бы.... Ну, кто мог подумать, что Илья Петрович - Самый Главный в Институте, поднимется зачем-то на этот этаж!

Ближе к концу дня Алешу Галкина вызвали в приемную и сказали, что он должен написать объяснительную записку. Алеша сел к столу и описал все, как было. Только про Эрни не написал. А в конце была приписка: "Прошу, пожалуйсто, меня строго не наказывать!"
Илья Петрович прочитал объяснительную и хмыкнул:
- Ты еще и безграмотный! "Пожалуйста" пишут через "а", а не через "о"!
- А вот и нет, - обрадовался Алеша Галкин, - у меня словарь есть! Там - через "о"! Можем поспорить!
- Ну, спорить, так спорить, - сказал Илья Петрович, у которого сегодня был расчудесное настроение и который сам любил всякие шутки. - Давай поспорим на полбороды! Кто проиграет, сбривает с одной стороны бороду и так ходит целую неделю, а? Идет? Ну, где у тебя этот словарь?
- На полке, в лаборатории! Сейчас принесу!
И Алеша опрометью кинулся на свой этаж. Он уже мысленно представлял Илью Петровича с половиной бороды! Это будет НЕЧТО!

А еще через несколько минут.... Да-да, под саркастическим взглядом Самого Главного Алеша с у-жа-сом читал малюсенькую вклейку в конце словаря - "Список замеченных опечаток".... А еще через полчаса с трудом пробирался через толпу смеющихся сотрудников, жаждавших объяснения его полубородому состоянию. Но самое ужасное было в другом: завтра Алеша Галкин вместе с Ирой Назаровой должен будет вести капустник!

В толпе мелькнуло лицо Эрни.
- Вот ты-то меня и спасешь! Держи, этот текст ты должен до завтра выучить наизусть! Я буду вести капустник через микрофон, а на сцене будешь ты! Сможешь?
- Выучить смогу, а на сцене...
- Сможешь, сможешь! Девочки тебе подгонят фрак по росту, а Толик Шипов отрепетирует с тобой текст. Ладно, до завтра!

Так закончился пятнадцатый день Эрни в очень секретном институте.

© Copyright: Magnum, 2004
Свидетельство о публикации ?2402270148
(Tallinn, Estonia)
© Перевод со скандинавского Волли фон Пеннер (Tallinn, Estonia)
 
Magnum - автор электронного журнала Проза.ru www.buran.ru UA-RU Переводчик - Uaportal.com Купи е-книгу