Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
День шестнадцатый. Быть или не быть?
 
Утром, не успел Эрни закончить пайку первой схемки, в кабинет Мариши протиснулась половина бороды Алеши Галкина.
- МарьФедоровна...
- Знаю, знаю, - перебила Мариша, - Эрни мне уже рассказал, - выступать на капустнике, вместо вас. Можете его забирать сразу после обеда, а я приду уже на само представление.
В артистической комнате, что за сценой актового зала, было шумно и весело: кто-то повторял текст, кто-то примерял парики и костюмы, смеялись, шутили... Появление Эрни было воспринято, прежде всего, заботливо: Ира Назарова - единственная из двоих оставшаяся "в строю" ведущая, усадила мальчика перед большущим зеркалом и принесла...
Эрни понял, - в том, что она принесла, он просто..... заблудится! Это был какой-то огромный пиджак, у которого сзади болтались два длинных как-бы хвоста!
- Ты что, никогда фрак не видел?
- Видел... У мамы на работе, в больнице! Только белый! И они его не так называют.
- А как?!
- Смирительная рубашка!
Просмеявшись, Толя Шипов сказал:
- М-да, что-то в этом есть!
 
  
 

- Ладно, встань тут, - сказала Ира, - и я буду этот... эту... (новый взрыв хохота).... подгонять тебе по фигуре, - и помогла Эрни надеть фрак.
Через полчаса полы и фалды фрака были успешно заправлены в эрнины брюки, рукава подогнуты и закреплены резиночками, но самое шикарное, это были четыре пачки ваты, аккуратно приклеенные лейкопластырем к плечам малыша.
- Ты только руки высоко не поднимай, а то все развалится, - напутствовала Ира Назарова.
- И текст не перепутай, - добавил Алеша Галкин., - Я сказал осветителям, чтобы направили на тебя "пушку". Это такой сильный прожектор. И ты даже зала не увидишь, так что стесняться и бояться нечего! Лады?
- Лады!, - ответил Эрни. У него, на удивление, не было ни страха, ни робости!
 
  
 
"Подумаешь, сколько уже раз было, когда гости домой приходили, я читал вслух всякую ерунду! А тут вообще - коротенькие стишки. Не забыть бы только, где какое выражение..."
- Пора начинать, - сказал Толя Шипов, выглянув в щелочку занавеса в зал.,.Включили магнитофон, зазвучала музыка и Алеша Галкин в микрофон, а Ира Назарова на сцене стали что-то говоритьЭрни не слушал, он все повторял свой текст, как сказал Толя Шипов, - репетировал. На сцене что-то происходило, артисты входили и выходили, быстро переодевались, меняли грим, парики...
Тут подошел Алеша Галкин и сказал:
- Ну? Готов? Сейчас твой выход!, - и подвел Эрни к середине закрытого занавеса. Потом поднес микрофон ко рту и начал медленно и торжественно читать текст:
Из уст народных Бог узнал,
Адамов тему защищал!
И пред защитой, страх чтоб скрыть,
Он думал...


Занавес открылся метра на полтора и Эрни шагнул на авансцену. Прожектор-пушка действительно ослепил его и он совершенно не видел зрителей. Раздались смешки и аплодисменты. Но к этому Эрни был готов! Он поднял правую руку ко лбу и своим звонким мальчишеским голосом, почти, как диктор Валентина Сперантова в "Пионерской зорьке" выкрикнул в зал:

Быть или не быть?
Вот в чем вопрос!


Он дотронулся до правого глаза:

Уж веко дергается... Плохо!
Защиты час грядет неумолимо!
Я потерял обычное нахальство!


В зале раздались смешки. Эрни ткнул пальцем куда-то в зал прямо перед собой. Он же не видел, что показывает прямо на Самого Главного в Институте - Илью Петровича! И когда малыш произнес:

Но шеф каков!? Он говорит, что я
С авторитетов признанных сдираю!


в зале произошел настоящий взрыв хохота!
 
  
 


Я - плагиатор! А не плагиатор кто ж?
Уж если не хватает...
(он покрутил пальцем у виска).... сил....
Берешься за труды чужие!


Эрни снова ткнул пальцем в Илью Петровича:

А сам-то он! Давно-.ль
В моей же шкуре был?!
И башмаков еще не износил,
В которых шел он на свою защиту!


Зал уже даже не стонал, а рыдал:

Чего он придирается ко мне?
И синтез ведь прошел! Да и анализ....
Почти что без скандала протащить сумел я...


Тут Эрни решил проявить инициативу: он перекрестился, как это делала бабушка, когда была жива, и воскликнул:

О, Господи! Дай мне спокойную защиту,
Дай добродушных, сонных оппонентов....


Он обвел рукой первый ряд, где волею случая как раз сидели почти все члены ученого совета: академики, профессора, доктора наук.

Оваций мне не надо! К черту славу!

Эрни отмахнулся рукой от зала:

Пусть все пройдет спокойно и достойно,
Не лучше и не хуже, чем у прочих...
И где занять бы денег на банкет?!


Малыш воздел обе руки к небесам, фалды и полы фрака вырвались на свободу и с залом случилась самая настоящая истерика. Кто-то даже топал ногами от возбуждения... И только спустя некоторое время, Алеша Галкин смог произнести в микрофон:

Нет повести печальнее на свете,
Чем повесть о защите и банкете!


Эрни сделал шаг назад, наступил на фалды и свалился прямо в руки Мариши. По ее щекам текли слезы:
- Эрни! Это было нечто! Я так в жизни не смеялась! Выйди, поклонись! Просто так тебя не отпустят: слышишь, что в зале творится?

Так закончился шестнадцатый день Эрни в очень секретном институте.

© Copyright: Magnum, 2004 (Tallinn, Estonia)
Свидетельство о публикации ?2402270024
© Стихотворный текст - И.Кременская. 1969. (Россия)
© Перевод со скандинавского Волли фон Пеннер 2003 (Tallinn, Estonia)
© Рис. Девочки Насти 2002. (Ростов-на-Дону, Россия) и Юрия Листовничего 2004 (Marburg, Deutschland)
 
Magnum - автор электронного журнала Проза.ru www.buran.ru UA-RU Переводчик - Uaportal.com Купи е-книгу