Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Газированные пирожки
 
- Скажи, Маг, у тебя ведь хорошо развито воображение?
- Ну, надеюсь! А что?
- Можешь представить чайную ложку, заполненную растопленным сливочным маслом? Как бы уже жидкое, но еще не жидкое, а?
- Вполне!
- Тогда я сейчас расскажу тебе историю о нашем небезызвестном сокурснике - Юрке Юрове. Ты, надеюсь, знаешь - у них в роду было принято всех детей называть Юриями. У нашего Юры первой родилась девочка!
- И как ее назвали!? Юриной? Это ж почти урина! Или Юрессой?
- Нет, Юральдой! Но в кратком варианте так и звали - Юрочка! Классная девчонка выросла! Они в прошлом году ко мне приезжали. Да, а второго ребенка - мальчика - разумеется, назвали Юрой.
- Потрясающее разнообразие!
- Ну, Бог с ними! Послушай лучше историю! Дело было в конце мая шестьдесят седьмого года. Мы с женой тогда снимали квартиру в Северном Тушине, на улице Фомичевой. И так получилось, что в соседнем подъезде как раз и жили Юровы. На лето родители его смотались на дачу, и Юров мило совмещал приятное с полезным: готовился к экзаменам и, как сейчас говорят, отрывался с милыми барышнями.
Вот, как-то раз звонит он мне и просит зайти, помочь перевести какой-то американский текст. Честно скажу - лень было идти - жара стояла запредельная и надевать хоть что-то на себя... Но! У Юрова той весной появился страшно модный и дефицитный тогда СИФОН! Помнишь, такие штуковины, в которые заливали воду, вставляли в специальное гнездо баллончик с углекислотой и, после пребывания в холодильнике... Куда там газировке из автоматов! Да и сироп можно было добавлять прямо туда! Короче говоря, оделся я и побрел. Как сейчас помню, фраза, озадачившая Юрова была и впрямь необычная. Ну, ты ее знаешь: "How goes your enemy?" Тут и по смыслу не переведешь! Так только тэксы время спрашивают. Помню, что-то еще ему попереводил. Ну и, естественно, поинтересовался сифоном! "Ах, да, - говорит, - возьми в холодильнике!" Открываю егойный "Розенлеф", в сифоне - что-то фиолетовое. "С чем? - спрашиваю". "С черной смородиной!". Наливаю в стакан и залпом!
Мать, мать, мать! Оказалось, там у него водка газированная была! Действительно, черносмородиновым сиропом подкрашенная! "Гад ты, Юров! Я ж сейчас скопытюсь!" А он ржет, паразит! "Я, - говорит, - не думал, что ты весь стакан сразу махнешь! Ну, до квартиры-то доползти сможешь?"
Что тут сказать... Как я потом... к утру следующего дня... Ну, чего ржешь? Ты дальше слушай!
В конце декабря, как ты понимаешь, все разговоры сводятся к темам: "Где? С кем? Меню? По сколько скидываемся?" И тому подобное. Юров сказал, что у него будет довольно милая компания. Но я, как ты знаешь, Новый год всегда стараюсь встречать дома. Так и порешили: сразу после курантов я приползаю к нему. Ну, вот и представь: полпервого, я с полиэтиленовым мешком, заполненным моими фирменными пирожками, вваливаюсь в Юркину квартиру! Вопли восторга! И естественно - "Штрафную!!!" Достают из холодильника бутылку шампанского, снимают "золотце", с бабахом открывают... фонтан пены, ... разливают по фужерам...
Мать, мать, мать!
Это они, гады, что сделали! В пустую бытылку налили водки, настоенной для цвета на луковой шелухе , накидали туда кусочки "сухого льда", закупорили и положили в холодильник! К счастью, я тогда только пару глотков сделал... Но! Но пообещал себе - Юрову отомстить!

Итак, глава вторая!
Одна тысяча девятьсот шестьдесят восьмой год. Середина января. То есть, спустя две-три недели после повторной дегустации газированной водки. Звонит Юров:
- Слушай, Эрни, я тут с курсовой зашиваюсь. Сделай любезность, сготовь что-нибудь пожрать, я в долгу не останусь! А?
И я понял, что "час мести" пробил! Говорю:
- Лады! Приходи через час!
И вот...
Спустя шестьдесят минут...
Истекающий слюнями Юров (запахи-то на весь подъезд!)...
Входит в мою кухню...
А на столе...
Здоровенное блюдо!
С горкой поджаристых!
Ароматных!
Покрытых золотистой корочкой!
ПИРОЖКОВ!!!
- Эрни! Прекрати! У меня самого уже в желудке "голодный бунт"!
- Ааааа! Вот и представь, что испытывал Юров, ощутив всеми датчиками своих органов чувств эту гастрономическую фантасмагорию!
- Ну и?
- Это... Это что? Можно употреблять?
- Естественно! Для кого я соображал?
Юров берет сверху самый-самый аппетитный пирожок, надкусывает его и... Скажи, Маг, ты не забыл начало моего рассказа? Про растопленное сливочное масло? Вот-вот! Надкусывает Юров пирожок, а там что-то тянется! Он пальцами вынимает...
Что это!?...
ПРЕЗЕРВАТИВ!
Развернутый!
С растопленным маслом внутри!
- Тьфу! Они что, все у тебя такие?
- Нет, конечно!
Юров берет второй...
Вспышка!
Короче говоря, фотографию эту он у меня за бутылку армянского выкупил!
Которую мы с ним парой литров водки обмыли!
Кстати! У меня потом такой сифон тоже появился. А когда баллончики так это неприметно стали исчезать из продажи, я на базе прикупил сразу пару ящиков! Открой-ка холодильник, там внизу сифон стоит!
- С водкой?!
- Ты что? Я ж водку не пью! Только джин!
- Ладно... Испробую...
- Тогда и джин прихвати! Там рядом бутылка "Гордонса" стоит! Я не Юров, и не Синебрюхов, - напитки не калечу!
- Да... кстати... Я эту историю как-то рассказал жене. Она тогда уже около года ждала меня из командировки. И вот, что я тогда получил в ответ! - Эрни вынул из папки письмо.
"Что-то я совсем не поняла этот прикол с маслом и презервативом... Ну, масло... Оно же имеет несколько желтый вид и совсем не похоже на более привычное содержание изделия...
Мне ближе история с сифонами. Она навеяла на меня свои воспоминания... У нас не было сифонов с баллончиками, а были простые, которые нужно было заправлять в специальном магазине. По выходным отец всегда отправлял меня выполнять эту, так сказать, обязанность. А в магазине этом, по тем временам экзотичности наличия газировки в собственном доме, всегда была большущая очередь. Даже на улице, и стоять нужно было часа как бы не два... Мы всегда ходили с подружками... И совмещали полезное с приятным. Помню, что специально расфуфыривалась - платочек там какой-то особо симпатичный... И даже подкладывала под него старую мамину фетровую шляпку, чтобы сзади на макушке этакая "причесочка" под ним торчала... Все потому, что идти нужно было по улице, где жил чрезвычайно симпатичный мне старшеклассник... И можно было его встретить. Или встретиться в сифонной очереди... И стрелять... стрелять глазками... Пусть видит, какая я симпатичная девочка! Правда, дальше такого "перемигивания" дело никогда не заходило..."
- Не без намека, как видишь!
Эрни отложил письмо и взмахнул седыми ресницами на портрет жены в центре гостиной.

© Magnum.2003-2005. (Tartu. Estonia)
© Перевод со скандинавского Волли фон Пеннер. 2005. (Tallinn. Estonia)
--------------------------------------------------------------------------------
© Copyright: Magnum, 2005 ЕНД: 2507260150
 
Magnum - автор электронного журнала Проза.ru www.buran.ru UA-RU Переводчик - Uaportal.com Купи е-книгу